Мастер-класс от Вячеслава Ходуса

В Евразийском национальном университете им. Л.Н. Гумилева читает лекции приглашенный профессор, доктор филологических наук Вячеслав Ходус (Северо-Кавказский федеральный университет, Россия, Ставрополь).

Сегодняшний семинар Вячеслава Петровича, состоявшийся на кафедре русской филологии, был посвящен «Реквиему» Анны Ахматовой.

Надо отметить, Вячеслав Ходус 18 лет своей научно-исследовательской жизни посвятил "Реквиему". 

Как отметил ученый, в ходе подготовки к семинару он убедился в том, что студенты университета очень крепко улавливают связь Анны Ахматовой и Льва Гумилева. И, несомненно, особую значимость и ценность приобретает лекция, потому что она звучит в стенах университета, носящего имя Льва Николаевича Гумилева.

Финалом сегодняшнего занятия станет посещение АЛЖИРА, организованное заведующей кафедрой русской филологии, доктором филологических наук Хадишой Нургали, - подчеркнул профессор.

Путь постижения под названием "Реквием".

В начале этого пути участникам семинара удалось послушать голос Анны Ахматовой.

Перед каждым лежал окончательный текст "Реквиема", тот самый, сформированный до 90-х годов. До этих лет поэма не была разрешена к свободному хождению.

"Реквием" Анны Ахматовой, сотрясающий силой безысходности, глубинной параллелью между жизнью и смертью - это набат, колокол, не в звоне которого, нет, но в стенаниях видится вой одинокой волчицы в одичалой до одури стылой морозной степи.

Первые строки поэмы относятся к 1934 году. Труд, запланированный ранее стать лирическим - не состоялся. Он стал поэмой.  

Изначально он был представлен в виде отдельных стихов, в виде отдельных произведений. Состоит из семнадцати частей. Поэтические части "Реквиема" обозначены римскими цифрами.

"Реквием" - это единый текст.

По словам ученого, история создания поэмы такова, что это были разрозненные стихотворения, волею случая публиковавшиеся или запрещавшиеся к публикации. Изначально "Реквием" был свойственен эпическому жанру. Это - фольклорное произведение. У него есть фольклорное начало. Отсюда - несколько вариантов "Реквиема".

Наиболее плодотворные годы работы над (в самом прямом смысле слова) многострадальной поэмой пришлись на 1938—1940 годы. Затем Анна Ахматова вновь и вновь ворачивалась к ней позже, уже ближе к 1960-м годам.

Рукописи сжигались, и уже в 1963-м году один из вариантов "Реквиема" публикуется за границей в одном из мюнхенских изданий. Поэма также была переложена на музыку.

Воистину «томов премногих тяжелей». Известный русский писатель и переводчик Борис Константинович Зайцев, (его имя в Серебряном веке значится как одно из весомых), так писал об этом величайшем произведении:

"...Откуда взялась мужская сила стиха, простота его, гром слов будто и обычных, но гудящих колокольным похоронным звоном, разящих человеческое сердце и вызывающих восхищение художническое? Воистину «томов премногих тяжелей». Написано двадцать лет назад. Останется навсегда безмолвный приговор зверству".

И только в 1987 году, в перестроечное время был опубликован полный текст «Реквиема» в периодических печатных изданиях - журналах «Октябрь» и «Нева».

Поэма входила до недавних пор в общеобязательную школьную программу в российских школах. Ныне - отменена...

"Из автоэпиграфа к поэме"

- В страшные годы ежовщины я провела семнадцать месяцев в тюремных очередях в Ленинграде. Как-то раз кто-то «опознал» меня. Тогда стоящая за мной женщина с голубыми губами, которая, конечно, никогда не слыхала моего имени, очнулась от свойственного нам всем оцепенения и спросила меня на ухо (там все говорили шёпотом):

— А это вы можете описать?

И я сказала:

— Могу.

Тогда что-то вроде улыбки скользнуло по тому, что некогда было её лицом. ("Реквием". Анна Ахматова) 

1 апреля 1957, Ленинград

... И вот это  "...могу", и вот это "... что-то вроде улыбки скользнуло по тому, что некогда было её лицом" - немой крик, стон, заполняющий вулканом обескровленные артерии жизни, который, образуя воздушную эмболию, вызывает неминуемую смерть.

Мастер-класс ученого наводил мыслями о жизни.

Пока сиделось и слушалось, невольно на ум пришла картина Леонардо да Винчи "Мона Лиза", над разгадкой улыбки которой человечество бьется века. Подумалось: трагические страницы судеб в жерновах государственной системы - вот что должно будоражить человечество в первую очередь.   

 - Сегодня с вами мы прошли через "Реквием". Но поднялись не мы. Не надо лелеять себя надеждой, что мы, как Ахматова, достигли вершины.

Это она здесь "на легких неделях" (ученый показывает монумент «Арка скорби» АЛЖИРа) поднимается... затем - спускается. По физическим законам спуститься труднее даже, чем подняться. Спуститься и - признать. Поэтому здесь у нас появляется смерть. Поэтому надо снова научиться жить.

К такому выводу пришел ученый, как ни парадоксально прозвучит, после посещения Музейно-мемориального комплекса жертв политических репрессий и тоталитаризма Акмолинского лагеря жен изменников Родины (АЛЖИР), (открытого 31 мая 2007 года по инициативе и при участии Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева).

Именно здесь находился печально известный Акмолинский лагерь жен изменников родины – «АЛЖИР», где в разные годы содержалось более 18500 женщин.

Для себя ученый схематично определили голгофу Анны Ахматовой по монументу «Арка скорби»,  символизирующей вход в место встречи двух миров – живых и мертвых. И, с точки зрения исследователя, искренне озабоченного донести до молодежи великую силу Памяти Покоя, скорбной, в масштабах вселенского горя, он оказался близок к истине. Ведь та самая голгофа, высеченная в степях Казахстана, как и для тысяч и тысяч ни в чем не повинных жен, для поэтессы Серебряного века оказалась такой же плахой.

Плахой во имя жизни.

- И вот когда мы заходили в АЛЖИР, я увидел этот памятник, он абсолютно повторяет эту гору, через которую прошла Аннах Ахматова.

И только такая сила, которая описана Ахматовой (судьба благоволила - она не была заточена в тюрьму, она была оставлена нам оратором), сохранила эту гору, по которой мы поднимаемся вместе с ней.

И за этот Покой Памяти - огромная благодарность Президенту Казахстана Нурсултану Абишевичу Назарбаеву, - резюмировал Вячеслав Ходус.

 Необходимо дополнить: фактически, таких памятников жертвам политических репрессий, при том, что весь бывший Советский Союза и являл собой систему ГУЛАГ, кроме Казахстана, нет нигде.

Это великий памятник - "Реквием".

По завершении семинара Вячеслав Ходус обратился к его участникам.

- "Реквием" - памятник политический. Памятник великих слов. Его смогли   сохранить после смерти Ахматовой. Тридцать пять лет из уст в уста передавали "Реквием". Десять лет собирали. Имеется так называемый его канонический вариант названия. Именно в нем прослеживается единство. Из пятнадцати поэтических фрагментов создано   единоначалие.

Сколько раз мы бы ни обращались к великому произведению, мы будем в нем находить все новые и новые открытия, 

Все шло к тому, что я когда-то должен был приехать в Казахстан, увидеть АЛЖИР. И теперь я точно знаю, что это сегодняшнее занятие должно стать достойной памятью всем женщинам, пережившим ужасы адовых кругов. 

Содержательность, научная обоснованность, эмоциональная окрашенность открытого семинара ученого филолога Вячеслава Ходуса останется прекрасным образцом служения и науке, и своему любимому делу - давать образование, будучи образованным. 

Пресс-служба